Зубная не фея. Жизнь после имплантации.

На прошлой неделе, на место удаленного в тот же день зуба, мне поставили имплантат. Сама процедура прошла без происшествий – рука у доктора легкая и на утро не было даже отёка. Но вот организм, со свойственной ему манерой сомневаться, решил имплантат принимать не сразу и упорно беспокоил в месте проведения операции.

Если рассказывать подробнее, то обезболивающие пришлось пить только в день операции, когда перестала действовать анестезия. Последующие три я ел по таблетке Найза, как советовал мне врач, а потом прекратил.

Боль еще оставалась, но она не была нестерпимой, нет, скорее походила на ощущение занозы оставленной во рту и не носила постоянного характера. Организм словно вспоминал о том, что в него воткнули что-то чужеродное и напоминал об этом сигналом чем-то похожим на боль или даже другим плохо поддающимся описанию ощущением. По-настоящему болела только десна. На четвертый день, на фоне снижения иммунитета, заболело горло и заложило ухо, отчего общее самочувствие ухудшилось.

История с зубом началась далеко в прошлом, и произошла только от того, что стоматология моего детства, проведенного в Чите, была очень далека до идеала и профилактики не предполагала. Сегодня ситуации подобные моей предотвращают — только прорезавшиеся, постоянные зубы деткам пломбируют, до момента пока они раскроются. Коренной зуб, после того, как он появляется на свет, больше похож на закрытый бутон и имеет посредине щель, которая по мере его роста раскрывается, зуб словно разворачивается изнутри. Туда-то и попадает пища, и в этом закрытом пространстве, зубной щеткой которое не прочистить, непременно возникает кариес, а к моменту, когда зуб полностью раскроется, он уже оказывается больным. Такие, нераскрывшиеся зубы сегодня пломбируют, дабы предотвратить попадание пищи и, как следствие, болезнь зуба.

Но в Чите начала 90-х о таком и не слышали, как, кстати, не слышали и об обезболивающих средствах. Помню, как из баллончика мне брызгали в рот ледокаином, «так будет не больно», — говорила бабка в очках с такими диоптриями, что если посмотреть ей в глаза, непременно начинало тошнить, «у нас новая бормашина, будет дуть воздух, поэтому ты ничего не почувствуешь», — очень уверенного продолжала бабка. Помню, что было больно ужасно, взмокли вначале ладошки, а затем и всё остальное тело, по лицу текли слезы и, казалось, седели волосы. Неделю после первого визита, я ходил с мышьяком заложенным в зуб – варварство конца 20-го века. Вообще удивительно, что в советском союзе не применяли анестезию для лечения зубов, наверное, были тому какие-то вполне оправданные объяснения (ха-ха!). Мышьяк же был призван убить зубной нерв, полагаю, что данная технология вдобавок травила и мой юный организм – уже тогда все понимали, что лучший гражданин это тот, что до пенсии не доживает. Мышьяк, нерва полностью, конечно же, не убивал, от того, когда бабка с диоптриями вкручивала в корни зуба, специальный штифты, на которые наматывался зубной нерв, а затем вырвала его, я снова потел, рыдал и вспоминал жуткие немецкие концентрационные лагеря, о которых нам в красках рассказывали в школе, на уроках по культуре речи (ох уж это нелогичное постсоветское читинское образование).

Конечно, запломбировать каналы нормально не удалось, прицельных снимков для проверки своей работы тогда не делали и, заляпав просверленные на живую дырки так, как получилось, довольная бабка с диоптриями и полуживой я, отправились по домам. Качество работы не заставило себя долго ждать и проблемы с этими зубом возникали время от времени в течение последующих лет, пока не привели к удалению на прошлой недели и установке имплантата.

Имплантат, десна, ухо и горло давали такую какофонию ощущений, что жизнь приобрела отстранённый характер. Сознание вдруг спряталось за пеленой ноющей боли заживающей десны, сигналами об инородном теле, заложенном, иногда стреляющем ухе и беспокоящем горле. Температуры не поднималось и общее состояние позволяло продолжать стандартную жизнедеятельность – ходить на работу, посетить концерт, выпить сидра и прочее. Вот только, как будто находился я всё время словно не в себе — сложно получалось сосредоточиться на чем-либо, поддерживать диалоги, читать, наблюдая за всем происходящим откуда-то из-за шторки, постоянно сыплющихся на мозг сигналов.

Сегодня я, наконец, очнулся, болеть во рту почти перестало, горло и ухо вдруг пошли на поправку. Теперь я снова могу работать, улыбаться и просто жить.

А вообще имплантат – это совсем не страшно, бабка с диоптриями, без обезбола из моего детства куда страшнее! Страшно болеть. Поэтому желаю тебе отличного здоровья! Береги его! И помни, что профилактика куда проще лечения!

Надеюсь на твою сознательность, целую!

P. S. Понравился текст — поделись на Facebook — кнопка ниже. Или в другой социальной сети скопировав адресную строку.

Зубная не фея. Жизнь после имплантации.: 5 комментариев

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s